Дом-усадьба Короленко в Джанхоте

Дом-усадьба Короленко в Джанхоте

26.09.2020 0 Автор bDrwx

Не самая популярная туристическая достопримечательность. Даже мало кто из местных жителей тут бывал. А зря! В Краснодарском крае сохранилось всего около десятка старых усадеб. Усадьба Короленко — одна из них.

Короленко

Владимир Короленко был известным правозащитником и публицистом, но мы знаем его прежде всего как писателя. В детстве все плакали над его повестью «Дети подземелья». Брат писателя, Илларион Короленко, был болен туберкулезом. Раньше эту болезнь лечили только горным воздухом. Братья приобрели участок земли на побережье и начали строить усадьбу. Владимир Короленко сам спроектировал и нарисовал этот дом и сам его строил. В те времена Геленджик ещё был селом, а в Джанхоте жил только Федор Щербина — политик, историк и общественный деятель. Именно он и пригласил в Джанхот Короленко. Щербина и братья Короленко стали первыми поселенцами на этой части побережья. 

Усадьба

Дача находится прямо в ущелье, на склоне горы Святой Нины. На въезде в Джанхот нужно свернуть на указателе налево и через триста метров будет высокий забор. За забором видно только скромный деревянный домик. Никаких намеков на усадьбу.

Вход на территорию усадьбы. Ливанский кедр посажен еще при постройке дома. У нас такие не растут. На заборе есть самый обыкновенный дверной звонок. Звоните — дверь и откроется.

Оказывается, нужно подняться выше в гору и вот за поворотом — нетипичный для наших краёв дом. Если вы добрались до дома-усадьбы Короленко в Джанхоте так-же рекомендуем посетить и другие достопримечательности поблизости.

Старый дом

Тяжёлый серый камень опутан тончайшим ажурным кружевом балконов, веранд и лесенок и кажется воздушным и невесомым как сахарная вата. В этих узорах есть что-то восточное. Весь белоснежный ажур дерева с торца покрашен в насыщенный темно-красный цвет. Этот прием создает потрясающий контраст. Балкончики кажутся вырезанными из слоновой кости. Зелень вьется по дому так искусно, будто это декорации к мелодраме.

Резные балконы усадьбы
Тяжелые серые камни и воздушная резьба
Оторочка красной краской
Все деревянные элементы ярко-красные с торцов

Как было

Весь первый этаж занимали комнаты для гостей. У каждой — отдельный выход во двор. На втором этаже жили хозяева, а на чердаке Владимир Короленко писал в тишине, когда приезжал к брату с семьей на лето. Секрет обилия лестниц и отдельных выходов раскрывается, когда попадаешь внутрь дома. Здесь нет внутренних лестниц. Все специально устроено так, чтобы у каждого жильца было максимум автономии. При этом длинный балкон перекинут как мост через весь дом и связывает комнаты второго этажа в единое целое.

Вход в гостевые помещения первого этажа
Один из многих входов на первом этаже
Погреб для овощей и фруктов
Погреб для овощей и фруктов

Вокруг дома много хозяйственных построек: уютные погреба для хранения овощей и фруктов, помещение для керосина и настоящий ледник вместо холодильника. Здесь даже матёрый коммунист вздохнет об утерянном духе русской интеллигентской усадьбы и невольно представит, как это — сидеть летним вечером на веранде за самоваром, играть в карты или думать о судьбе России. В темноте стрекочут цикады, из гостиной доносятся звуки рояля. Вокруг только горы и море.

Музей

Сейчас здесь музей Короленко. В отличие от самого дома, музей — самый обычный, традиционный: ходить никуда нельзя, трогать — тем более. Главный экспонат музея — это научный сотрудник, музейный работник советской закалки и просто железная леди Марина Семёновна. Все, что вы хотите спросить, лучше записать и озвучить в самом конце. Встречные вопросы не только как бы намекают Марине Семёновна, что вы сомневаетесь в ее компетенции, но и сбивают привычный ход лекции. Потребуется минут десять рассуждений о том, что сегодня — это недоразвившееся завтра, чтобы вернуть ход экскурсии на накатанные рельсы.

Гостиная дома Короленко
Воссозданная обстановка комнат

Насколько бы значимым не был вклад Владимира Короленко в русскую публицистику и литературу, показывать в таком интересном месте только литературную экспозицию за стеклом и обстановку комнат за красной лентой — это как пользоваться только четырьмя процентами мозга. 

Как могло бы быть

Было бы здорово, если бы в комнаты можно было не только заглянуть с порога, а зайти и как следует все рассмотреть и потрогать. Гостям музея было бы легче представлять былые времена и сложные судьбы русской интеллигенции на веранде, где мог бы как и раньше стоять накрытый стол. Истории или лекции проникали в душу гораздо глубже, если бы их рассказывать за чаем с кизиловым вареньем — между прочим — с тех самых деревьев, что росли еще при первый хозяевах. А комнаты для гостей как раз  для того и нужны, чтобы можно было остановиться на ночь, послушать скрипы старых половиц. Бабушки-билетерши уже выглядят так, будто сидят там с момента постройки дома. Не хватает только аутентичных нарядов. Еще тут можно было бы, как и сто лет назад, делать вино, выращивать яблоки и груши.

Но тогда посетители буквально проваливались бы во временной портал, им снились бы странные сны на железных пружинных кроватях, а школьникам пришлось бы вычеркнуть историю и литературу из списка скучных предметов. 

Общий вид дома Короленко
Дом стоит на склоне горы и поэтому с фасада у него два этажа, а с другой стороны — только один. Разные его уровни связаны каменными и деревянными лестницами
Лестница в кабинет Владимира Галактионовича
На чердак, где, по словам экскурсовода, и работал Владимир Короленко, посетителей не пускают
Сбор сточных вод для нужд усадьбы
Система водосточных труб собирает дождевую воду со всей крыши в одну большую бочку. Воду расходовали рационально. Это место никогда не было просто дачей. Тут вели хозяйство выращивали кизил, яблоки и груши. 
Помещение ледника. Места для хранения скоропортящихся продуктов.
Старинный холодильник. Зимой сюда привозили лед и опускали в погреб.
Он не таял все лето
Вход в гостиную жилого этажа
Трогать ничего нельзя, посмотреть — только из-за ленточки

Полезные ссылки